пятница, 1 февраля 2013 г.

Гостевой пост. Катенька

Сегодня я с огромным удовольствием познакомлю вас с Катенькой и ее мамой Инной. Я очень-очень благодарна первым смелым ласточкам и рада, что мое предложение поделиться своей историей с читателями блога нашло поддержку. И теперь на страницах блога будут появляться истории жизни не только Максима, но и других деток с диагнозом микроцефалия. Вы тоже можете присоединиться к нашему общему проекту в любой момент. А также можете задавать вопросы мамам, которые рассказывают о своих детях в комментариях к соответствующим записям. Очень надеюсь, что они будут периодически заглядывать сюда и отвечать на вопросы. А также писать мне на почту о новых успехах, которые я смогу опубликовать.

Итак, знакомьтесь Катенька. Рассказывает ее мама Инна:

В нашей семье нас трое - муж, я и Катя. Еще есть дедушка и бабушка, они живут близко, но не с нами вместе. Сейчас Кате почти 5 лет. Она родилась недоношенной, 7-месячной, с врожденным вывихом бедра. И началось. С 2 месяцев вытяжения, гипсования, поездки за тридевять земель, кто массажами обещал вылечить, кто авторские методики вправления вывиха применял. Но наш конкретный вывих оказался консервативно невправимым, понадобилась операция, которую Катенька перенесла примерно в 1 год. Потом еще год в гипсовом корыте, короче, вопрос о том, чтобы ходить, объективно назрел только к 2 годам. Все это время мы чем дальше, тем больше отставали от своего возраста по уровню развития. Но врачи в нашей поликлинике нас успокаивали: "Ну, у вас же нога, вот пойдет - и всё нагонит". Ну, и я ждала...

Диагноз "Микроцефалия" прозвучал для нас как гром среди ясного неба в возрасте 1 год и 9 месяцев, когда мы решили, ну так, на всякий случай, посетить нормального невропатолога, работающего в стационаре. Это был второй, после ноги, шок, который я, наверное, не преодолела до конца и по сей день. Как горько было осознавать, что упущено время, что неврологическое лечение надо было проводить чуть ли не с рождения, ведь в течение года после постановки диагноза головушка наша выросла сразу на 3 см, с 39 до 42 см, а теперь едва-едва подрастает лишь по 1 см в год.

Что мы представляем собой сейчас: черноглазая, живая, очень подвижная (гиперактивная по-ихнему, по-умному) девочка, примерно так килограмм 16 весу и 103 см росту, объем головушки 44 см (по самым оптимистичным измерениям). На месте не сидим, на руки нас не возьмешь (тут же следует наш коронный трюк — выгибон с переворотом), нам постоянно нужно куда-то бежать, тащить за собой игрушки, вытаскивать их отовсюду и равномерно распределять по полу (когда эта цель достигнута, интерес к игрушке исчезает), задействовать во всем этом деле всех ближайших родственников — словом, наша Катя, как один персонаж в старом фильме, «экстраверт с замашками неформального лидера». Ходим мы, правда, неважно, падаем, бегаем еще хуже (на прямых ножульках, врастопырку, как годовалый малыш), но зато делаем это охотно, азартно, от дедушки на прогулке норовим удрать с веселой улыбкой на мордашке.

Катя — на редкость позитивный, открытый малыш, улыбка у нас не сходит с лица, все вокруг дяди и тети вызывают неистовый интерес, мы к ним подбегаем, хватаем за руку и уже готовы с новой тетей идти куда угодно, готовы тут же обучить ее своим играм (дай палку, дай листочек, пойдем...), ну или на худой конец выпросить что-нибудь.

Лет до 3-х Катя молчала, но вот к нынешним 5-ти годам по этому пункту можно констатировать прогресс. Правда, почти все слова у нас начинаются... и продолжаются... на «ка». «Кака'ка» - собака, «ка'кака» - бабочка (ударение в другом месте), «кака» - папа. Еще один звук, давно вошедший в обиход, - «б», так что мама — это «баба», машина - «бабиба». Стараниями бабушки в последнее время начал-таки прорезаться и слог «ма», ну и другие потихоньку звуки, слоги подключаются, так что нас и понять уже можно при достаточном уровне тренировки (можем сказать «аватёвок» - поросенок, «акутяй» - отпускай, «кукади» - выходи-заходи и т. д.). Есть в нашем обиходе и несколько фраз. Можем и посчитать до 10-ти, если под настроение. Цвета, правда, никак в толк не возьмем. Зато песни любим с рождения — и слушать, и петь, и подпевать, и танцевать, и на фортепиано исполнять самозабвенно, фортиссимо, попеременно двумя руками, ритмично, на радость всем соседям.

Моторика наша, надо сказать, страдает - как крупная, так и мелкая. Уж как начнем тулить какого-нибудь ослика в лунку, для него предназначенную..., или ложку супа до рта доносить... ох-ох. Так что кушать сами мы пока не умеем, разве что твердую пищу, которая кусочками — эту мы руками и даже вилкой можем. Пить из открытой кружки тоже пока не получается, тут у нас поильники, а ночью соска (до сих пор пьем ночью молоко).
Горшок мы пока тоже не освоили. В смысле теоретической подготовки здесь у нас «5, отлично», например, проезжая в гипермаркете мимо витрины с горшками, мы небрежно машем рукой в их сторону со словами «тикать и какать», но вот эти наши знания пока практически реализовать не удалось.
За нашу гиперактивность, неумение себя обслуживать в садик нас не берут, так что днем, пока мы с мужем на работе, Катя у дедушки-бабушки.
Такая вот наша Катя в свои почти 5 лет...


2 комментария:

  1. О, у нас Макс тоже обожает всякие пианины:))) Хочу купить что-то типа синтезатора, но соседей жалко, им и так от нас достается:)))

    ОтветитьУдалить
  2. Наша Катюха уже разобрала на запчасти два ручных полудетских-полувзрослых синтезатора, это не считая детских игрушечных пианинок. Разгрызает всё подряд. Всё в рот тащит. Сначала лижет, потом кусает, потом так увлекается, что разгрызает вдребезги. А пианино Ростов-Дон стоически держится, хотя отдельные клавиши уже постанывают.

    ОтветитьУдалить